http://sh.uploads.ru/t/02huv.jpg

Смерть шпионам-2. Крым

Режиссер Анна Гресь
Актеры Денис Никифоров, Владимир Гостюхин, Альберт Филозов, Александр Олешко, Леонид Громов, Максим Дрозд, Алексей Шевченков, Анна Астраханцева, Виктор Перевалов
Сценарий Марк Гресь
Оператор Максим Степанов
Продюсеры Юрий Минзянов, Влад Ряшин
Производство компания «Стар Медиа»
Продолжительность: 8 серий х 00:50:33 = 406 мин = 6 часов 48 мин
Год 2008
Краткое содержание (по рекламе)
В конце октября 1944-го на пограничной железнодорожной станции Кагул случилось чрезвычайное происшествие. В ходе проверки документов, старший лейтенант Кошкин открыл стрельбу по пограничникам. В ходе перестрелки он был смертельно ранен. Умирая, успел сообщить полковнику СМЕРШа, что он – вражеский диверсант, направлялся в военный санаторий с целью встретиться с немецким резидентом. Больше он ничего не успел сказать...
Предсмертное признание лейтенанта всполошило контрразведку. Генерал Полуноченко принимает решение доложить о ЧП прямо в Москву. Из Москвы срочно прибыл спецуполномоченный. Он сообщил генералу о том, что в начале 45-го года в Ялте состоится встреча Сталина, Черчилля и Рузвельта. Стало ясно, что на полуострове действует диверсионный центр, задача которого сорвать переговоры союзников.
Советская контрразведка решает навязать противнику свою игру. По документам убитого Кошкина в военный санаторий отправляется майор СМЕРШа. Он предполагает, что опознавательным знаком для немецкого разведчика послужит коралловая бусина, нашитая на кисет диверсанта. Прибывший на место майор начинает свое расследование.

Давайте и мы с вами проведем свое исследование всех восьми серий, чтобы сверить, сходится ли заявленная аннотация с истинным содержанием и с реальностью. Либо все, что снято, сплошная фантастика и измышления авторов с ляпами в съемках.
Пусть читатель не обидится, что публикация будет дозированной. Рецензия на фильм это хобби, основное занятие в названиях того, что вы найдете рядом с этой публикацией.

1 серия

Крым, Коктебель, сентябрь 1944 года (Коктебе́ль, в 1944-1991 годах Планерское; укр. Коктебель, крымскотат. Köktöbel, Коктёбель – посёлок городского типа на востоке Крыма, в 20 км к юго-западу от Феодосии, на приморской автодороге Феодосия – Алушта. Население 2841 чел. Все нормальные люди знают, что в Коктебеле жили не обласкиваемые властью поэты и писатели Вересаев, Волошин, Гумилёв, Цветаева и там проводились планерные соревнования, в которых участвовали ведущие авиаконструкторы СССР).
Военный комендант (Владимир Гостюхин) с любовницей в звании капитана медслужбы, но с военными, а не медицинскими погонами. Автомобиль ГАЗ-69, который начал выпускаться с 1953 года. Комендантский взвод, вооруженный в том числе автоматами ППС (пистолет-пулеметами системы Судаева), которые в 1944 году были предназначены для десантников. Приказ – в однодневный срок выселить всех лиц без прописки, а имущество отобрать. В чем секретность и скрытность операции, которая должна быть описана и зафотодокументирована и чтобы не выглядела грабежом, совершенно непонятно. Затем комендант поехал к дому какой-то старухи, которую все считали колдуньей. Она висит дома в петле, горит камин, фонарь зажженный и когда военные зашли в дом, то на ней порвалось богатое ожерелье из красных кораллов и бусины посыпались на пол. По причине косорукости коменданта, он опрокинул на пол керосиновый фонарь, который почему-то быстро загорелся и скоро весь дом заполыхал огнем. Как в песне: «ратный подвиг совершил, дом спалил».
Это завязка фильма, поэтому я и остановился на ней поподробнее.
Из-за границы едет поезд. В спецвагоне едет какой-то деятель и купается в ванне (сейчас такие вагоны тоже есть, с ванной, сам видел, у каждого начальника отделения железной дороги персональный вагон).
В общих вагонах военные. Естественно, пьянствуют, все честь по чести как и положено в российских поездах.
На границе входят пограничники. Во главе пограничников какой-то майор в парадной шинели с черными петлицами и полевой МГБэшной (министерства государственной безопасности) фуражке.
Здоровенный пьяный капитан по фамилии Маточкин стал нарываться на скандал с ним, показывая звезду Героя и требуя от старшего по званию отдавать ему честь, ссылаясь на какое-то постановление правительства (здесь авторы перепутали Звезду Героя с прусским орденом Pour le Merite. Награжденному орденом Пур ле Мерит оказывались высокие почести и по прибытии в гарнизон перед ним выстраивался почетный караул, в каком бы чине не находился награжденный человек). И вместо документов ГБэшнику показал только командировочное предписание, что очень удивительно для тщательной проверки документов без удостоверения личности офицера.
Зато другой, старший лейтенант выхватил из кобуры для пистолета ТТ (тульский Токарева) наган (для наганов есть специальная кобура), выстрелил ГБэшнику в живот (майор оказался Героем Советского Союза как и капитан и от ран скончался), застрелил часового у вагона и получил с десяток пуль в спину от выбежавшего за ним пограничника.
Уже другой майор в ГБэшной фуражке и с васильковыми петлицами (которые чуть позже снова превратились в черные как у первого майора) на парадной шинели допросил умирающего диверсанта. Тот хотел жить и стал выкладывать о себе все. Один раз предал, и второй раз предает своих новых хозяев.
Капитана Маточкина допрашивают в ГБ (или в СМЕРШе?). Оказывается, что это он подарил кисет диверсанту, с которым познакомился в Бухаресте, но с удивлением увидел пришитый к кисету кусок коралла с буквой(!).
А в это время в Коктебеле пьянствовал, носивший сеточку для волос, лейтенант Щупкин, проживавший в какой дурацкой будочке у моря с надписью «Узел связи».
У коменданта конфликт с любовницей, которая узнала, что он женат.
Паспортистка в дрезину пьяная боится чего-то и говорит об этом корреспонденту.
А на танцплощадке идет драка, где дерутся все рода войск, пехота и морячки, в том числе и офицеры.
После драки определилась группа из пяти военнослужащих: водителя грузовика коменданта по имени Петруша, лейтенанта, старшины с долговязым хлопцем и солдата с нерусской фамилией.
Лейтенант видел купающуюся в озере фотомодель с ожерельем из кораллов, как у повешенной старухи-колдуньи, которая исчезла так же внезапно, как и появилась.
Генерал из Москвы приказывает отправить в Коктебель своего человека, так как под видом раненных и отдыхающих в Крыму могут собраться кто угодно, чтобы осуществить терракт в отношение руководителей антигитлеровской коалиции.
Капитан Рощин под видом диверсанта Кошкина отправляется в Коктебель. И капитан Маточкин вместе с ним.
В это же время по дороге в Симферополь черный ворон сталкивает в пропасть корреспондента гражданской газеты «Красный Крым» в форме старшего лейтенанта, ехавшего на мотоцикле.
Все это завязка фильма. Ничего не понятно, но раз направили нелегала, действия которого на контроле у Москвы, то значит нужно ждать решительных событий.

2 серия

В Симферополь на поезде приехал генерал, купавшийся в ванне в спецвагоне. Несколько человек встретили его. В ресторане все вскочили при его появлении, а самому генералу поднесли рюмку водки на подносе. По-купечески. А отъезд генерала наблюдал подозрительный капитан в пехотной фуражке и расстегнутой парадной шинели с черными (техническими) петлицами, являющийся заместителем военного коменданта Коктебеля.
СМЕРШ расследует смерть нелюдимого военного корреспондента гражданской газеты, у которого в редакции был отдельный и огромный кабинет. Похоже, что смерть была неслучайной, так как все вещи покойного кто-то тщательно перетряхнул. Сейчас дом перетряхивает СМЕРШ и в потайном отделении письменного стола находят газетные вырезки о Липецком деле 1928 года. Тогда в 1925 году в Липецке была открыта секретная база ВВС для обучения немецких летчиков, где немцы создали целую разведывательную сеть.
Получалось, что погибший военный корреспондент в 1928 году был посажен на 8 лет именно в Липецке (и после этого его назначили корреспондентом газеты? Да такого не могло быть потому, что такого быть не могло), а у помощника коменданта, который убил священника, отец был осужден в Липецке как немецкий шпион. Получается, что в Коктебеле были люди, имеющие отношение к немецкой разведке.
Военный комендант пьет без просыпа. И у него парадная шинель с черными петлицами при том, что он пехотный офицер. Вероятно, что на всю съемочную группу была одна парадная шинель. Погоны сменить легко, а вот отпарывать и пришивать петлицы по роду войск, это трудно и западло. Удивительно видеть в 1944 году офицеров, щеголявших в парадных шинелях стального цвета, потому что эти шинели в военную форму были введены только в июне 1954 года.
Солдат и офицер из создавшейся организованной группы размышляют, что бы и где грабануть, чтобы хватило на пойло и марафет. Это не мои, это их слова.
А в это время в шикарном костёле некто (Альберт Филозов) играет на огромном органе (похоже, что в Ялте) и ксёндз молится у двух огромных свечей. И вдруг кто-то из исповедальной комнаты по-немецки говорит, что он хочет исповедоваться.
– Naturlich, mein Sohn (конечно, сын мой), – говорит ксёндз (или пастор).
И в это время в храм приходит приехавший генерал, который планирует переделать храм в дом культуры авиаторов. Генерал откровенно надсмехается над учением Ленина-Сталина и это в порядке вещей. И все обнаруживают, что пастора убили и убийца в капитанской шинели и с наганом ушел от почему-то безоружных офицеров в условиях военного времени и когда война еще не окончена.
Убийца убежал, спрятался в каком-то обшарпанном двухэтажном домике и был блокирован. Русский спецназ в гимнастерках и кирзовых сапогах, профессионально обложил его с крыши и у всех выходов и взорвал стограммовой толовой шашкой дышащую на ладан дверь с железной ручкой. В наше время такую дверь открывают пинком сапога. Пятнадцатисантиметровый бикфордов шнур вместо положенных пятнадцати секунд (сантиметр в секунду) горел секунд пять и толовая шашка взорвалась так, как будто к ней была привязана канистра с напалмом, который воспламенил только окно (?). Убийцей пастора, кстати, тоже убитым, оказался заместитель коменданта и на шее у него была бусина с буквой из кораллового ожерелья старухи-колдуньи.
А в это время герой Маточкин и нелегал Кошкин ехали на машине и увидели мотоцикл убитого и давно похороненного корреспондента. Удивительно, что мотоцикл, принадлежавший редакции, никто не убрал и никто его не «скоробчил», так и лежит на обочине. А свалившийся с горы лейтенант, собиравший цветочки, напугал всех и чуть был не застрелен. Оказалось, что это новый корреспондент газеты поехал писать статью о санатории на знакомом всем мотоцикле.
От Симферополя до Коктебеля офицеры с комендантским водителем Петрушей ехали целый день до поздней ночи (там езды-то часа три).
Потом оказывается, что санаторий в Коктебеле находится рядом с костелом (который в Ялте) и там какой-то человек с длинными белыми волосами, художник по фамилии Вилкин, ходит по огромным пустым помещениям, играет на огромном органе и прячет что-то в нем. А в костеле в больших пустых помещениях ходят темные тени. И этот дом-костел является огромным сгоревшим домом, который пользуется дурной славой. Комендант вызвал бойцов комендатуры и они обнаружили убитого художника с длинными волосами, головой лежащей на клавиатуре органа. И никого. И только мертвые с косами стоят.
Интрига закручивается.

3 серия

Вот в это огромное здание, костел не костел, санаторий не санаторий, то ли в Ялте, то ли в Коктебеле приходят только что приехавшие нелегал Кошкин и герой Маточкин.
Кошкин сразу приступает к осмотру тела убитого художника, сообщая, что до войны служил милиции, «в свисток свистел».
Прибывшая докторша в звании капитана (любовница коменданта) сразу определила, что художника убили, потому что его лицо выражает страх, который он испытал перед самой смертью (это просто парафраз ранее существовавшего заблуждения, что в зрачках убитого отражается изображение убийцы). И, кроме того, сказала она, – «все сумасшедшие старики имеют обыкновение совать нос в чужие дела». Но на это никто не обратил внимания.
А вот это слова докторши, которые достойны занесения в скрижали мировых мудростей: «Нет на земле человека, которого не за что было убить»!
Находкой фильма является и то, что комендант прогнал всех и стал выяснять свои отношения с любовницей прямо у трупа старика.
У лейтенанта Щупкина на почве перепоя стали появляться галюники и он лезет в петлю, но его спасает ординарец коменданта Петруша, а генерала Рябченко, того, что купался в ванне в вагоне, захватывают в плен бандиты.
Нелегал Кошкин нашел послание, написанное кристаллической азотно-кобальтовой солью, но это не приблизило его к разгадке убийства.
В пустом доме скрипят двери и слышатся шаги, мелькают чьи-то тени и заметивший кого-то нелегал Кошкин проваливается сквозь пол.

4 серия

С третьего этажа Кошкин провалился в какой-то посыпанный сеном подвал. Луч света фонарика ослепил его и кто-то на немецком языке дал ему команду добросовестно служить на занимаемой им должности и подниматься выше по служебной лестнице.
А в это время ответственный сотрудник СМЕРШ пришел на ял… (вывеска закрыта ажурным кованым украшением) почт…это, вероятно, почтовое отделение. И сразу прошел «в отдел перлюстрации». (Перлюстрация – от лат. perlustro - обозреваю – тайное вскрытие государственными или иными органами, лицами пересылаемой по почте корреспонденции. Большой Энциклопедический словарь). На скольких почтах я был и нигде не видел отдела перлюстрации. И вряд ли кто увидит. В кино, разве что ли.
В доме, в котором остановились нелегал Кошкин и герой Маточкин жил инженер Комиссаров, продавший свою душу колдунье-гречанке. И был у него сын-урод, по имени Сашенька, которого все прятали от людей. А потом дите умерло, а инженер исчез. А убитый художник Вилкин писал письма Сашеньке на конфетных фантиках кристаллической азотно-кобальтовой солью. И Кошкин стал раскапывать могилу этого Сашеньки, умершего в 1928 году и нашел в могиле книгу, а останков нет.
СМЕРШ стал проверять всех военных по имени Сашенька, которые 14 лет болели туберкулезом, а остальные 14 лет были здоровыми, так как принимали для лечения окись золота (Окисление тонкоизмельченного золота наблюдается при нагревании его в кислороде до 450 С. Если на окись золота Аи2О3 действовать аммиаком и высушить ее, то образуется химическое соединение, называемое воспламеняющимся или гремучим золотом, взрывающим от малейшего неосторожного прикосновения). Таким лекарством легче взорваться, чем вылечиться.
Ординарец Петруша моет в бочке коменданта. Отошел на минуту и коменданта стал кто-то топить, а рядом с бочкой появились следы босых женских ног.
И какому-то мужику больного вида на плечо легла женская рука из ниоткуда. Он сказал руке, что скоро уже, скоро…
Находка. Начальник снабжения санатория прячет ключ в огромной банке с олифой. Оригинально и вряд ли кто там будет искать.
Бандой руководит некто Гольц, унтерштурмфюрер СС (лейтенант) и они ведут плененного генерала. В банде УКВ радиостанция Р-105 (выпуска 1963 года, дальность связи на штыревую антенну – 6 км, на антенну «наклонный луч» – до 25 км). Центр передал банде, что если с генералом что-то случится, то банду сдадут красным. Судя по радиостанции, «Центр» находился где-то в Крыму, так как фашисты были уже изгнаны с полуострова.
Нелегал Кошкин стал выяснять у главного врача санатория капитана медслужбы бывшей любовницы коменданта имя автора одного четверостишия. Она, не разбирающая в стихах, дала адрес вдовы «одного местного поэта».
Вдова поэта жила шикарно до немцев, при немцах и сейчас живет шикарно. И она рассказала ему о Комиссарове, перемежая декламацией стихов:

Здесь душно в тесноте... А там – простор, свобода,
Там дышит тяжело усталый Океан
И веет запахом гниющих трав и йода.

Стихи Максимилиана Волошина (умер в 1932 году, Коктебель, РСФСР), написанные в 1907 году. 9 марта 1927 года он женился на Марии Степановне Заболоцкой (1887-1976). После смерти поэта она сумела сохранить его творческое наследие и сам «Дом поэта», размещавшийся на даче поэта. Следовательно, мы даже знаем как зовут вдову Волошина. И она рассказала, что лежащее здесь плато уникально и использовалось немецким изобретателем Юнкером для испытания своих планеров и ветры отсюда свободно доносят планеры до Ялты. Юнкер в 1914 году исчез, а в 1918 году объявился с немецкими войсками. А когда пришли красные, то он оказался коммунистом, поменял фамилию на Комиссаров и развернул планерную индустрию. А в 1928 году снова исчез. И что Юнкера хорошо знала обнаженная на портрете красавица по имени Лидка.
Кошкин пошел к Лидке, но застал ее повешенной.

5 серия

Кошкин осматривает дом убитой. И тут в дом входит военный корреспондентик гражданской газеты, назначенный на место убитого корреспондента, падающий в обморок от прикосновения к нему нелегала Кошкина. В комнате нашли портрет женщины с ожерельем из красного коралла и коралловыми четками с надписью.
СМЕРШ выяснил, что фирма Юнкера производила сейфы и разные шкафы и была на контроле российской контрразведки, но работала в секретных цехах военного производства Путиловского завода, и работали там только немцы, и никто ничего не мог сделать, потому что им покровительствовала императрица. И компания финансировала забастовочные комитеты Петербургских советов.
СМЕРШ сделал заключение, что по количеству четок с буквами можно определить количество немецкой агентуры, засевшей в Коктебеле. Греческий священник рассказал, что это четки Судного дня и в четках семь зерен по числу Ангелов. Об этом священнику рассказал падре Винцель, которого убили во время исповеди.
Заслуживает внимания перл коменданта: «Не водка сделана для человека, а человек для водки». Или наоборот?
Находкой фильма является драка героя Маточкина и однорукого военного коменданта, взревновавшего его к капитану медслужбы. Драка шла по всем правилам кулачного боя в присутствии солдат. И только прибытие спокойного и невозмутимого нелегала Кошкина прекратило эту драку.
Один из лейтенантов-участников сформировавшейся преступной группы военнослужащих в санатории назвал Кошкина Рощиным, но тот не шелохнулся.
Комендант отвез в дурдом лейтенанта Щупкина и от галлюцинаций потерял там сознание. Ночью в комендатуре он пытался повеситься как и его подчиненный лейтенант Щупкин. И петля для него была уже приготовлена в комнате для умывания.
В это время нелегал Кошкин стал внимательно осматривать орга́н, на котором обнаружено тело убитого художника Вилкина. Кто-то с антресолей внимательно наблюдает за ним. Ничего не найдя, Кошкин начинает играть по нотам, которые остались раскрытыми на органе. И вдруг при нажатии на несколько клавишей одновременно открылся тайник. А в тайнике то ли тень, то ли просто след от давно лежавшего там креста.
Услышав острожные шаги, Кошкин спрятался и задержал капитана медслужбы, которая наблюдала за ним. Врач пыталась выяснить, кто такой Кошкин и рассказала, что она спасла жизнь коменданту. Разговор Кошкина с врачом подслушивал герой Маточкин.
СМЕРШ проверил врачиху и установил, что она уроженка Прибалтики, из Лиепаи, хотя и с русской фамилией и именем. В мае 1941 года прибыла в Крым в составе группы врачей-фтизиатров. Партизанила. Чудом выжила во время взрыва в Шампанах (?).
В костеле отпевают пастора Винцеля. Органист (Альберт Филозов) родом из Прибалтики, из Лиепаи. Привезен немцами для восстановления органа. Он рассказал сотруднику СМЕРШ, что пастор Винцель перед смертью шептал что-то о семи Ангелах. Только сотрудник вышел за дверь, как в пустом храме раздался выстрел и органист был ранен. Контузия легких с серьезным кровоизлиянием. И на шее у него был странный крест.

6 серия

Ограблен склад и похищено 3 рулона (150 метров) парашютного шелка. Нелегал Кошкин и герой Маточкин приступают к расследованию.
Следы на складе выводят на некоего Тышлера с застарелым туберкулезом. Кошкин приходит к Тышлеру. Он наркоман и сидит на морфии. Пострадал во время взрыва в Шампанах под Севастополем. Участвовал в защите Севастополя. Спасен партизанами. Там же нашел лекарство «первентин», которое и посадило его на наркотики.
Второй след идет к преступной группе отдыхающих солдат и офицеров. Кошкин «взял» знакомого лейтенанта. Тот вывел его на рядового Бабаева – организатора ограбления. Парашютный шелк перебросили через забор дачи Юнкера.
В Ялте хоронят капитана Сапегу, бывшего заместителя коменданта и предполагаемого убийцу пастора. Речь говорит пехотный капитан в парадной шинели с черными петлицами. Эти черные петлицы у пехотных офицеров на несуществующих в то время парадных офицерских шинелях просто задрали.
У коменданта, попавшего в больницу с белой горячкой, врачи на голове обнаружили след от искусно сделанной операции.
За похоронами наблюдал человек в желтом (можно сказать гороховом – цвета спелого гороха, такие пальто в царские времена носили филёры наружного наблюдения) пальто и в шляпе. И он ездит на темно-вишневой «эмке». Человек в гороховом пальто оказался начальником службы охраны важных лиц полковником Якушевым. И убитый в первой серии лейтенант, военный журналист гражданской газеты работал на этого Якушева и получил ценную информацию о том, что перед отступлением немцы крайне интересовались дачей Юнкера, но служба охраны не удосужилась передать ее СМЕРШу.
Немцы куда-то возили старика-художника Вилкина и потом вернули со свежим шрамом на голове и Вилкин перестал кого-то узнавать.
Генерал из СМЕРША сопоставил: у коменданта шрам и у Вилкина шрам и у того и другого провалы в памяти.
Банду, захватившую генерала, преследует поисковая группа. Бандиты сделали ловушку с тремя минами и уничтожили всех собак. Как это им удалось, не сможет объяснить никто. Даже тот, кто эту ловушку сделал. Банда ведет бой с поисковой группой, получая инструкции прямо из Коктебеля, как установила служба охраны.
А на горе в Коктебеле был немецкий аэродром. И Кошкин на мотоцикле поехал на эту гору. На плато Узун-Сырт. Вся гора уставлена планерами и ветроустановками. В ангаре горит свет и кто-то и что-то делает. В ангаре портрет Гитлера, Сталина, гитлеровские флаги и два планера. В подсобке он находит работающую радиостанцию, и я в ящике пустую коробку из-под «первентина», а на выходе из ангара его чуть не сбила знакомая автомашина комендатуры.
Кошкин на мотоцикле погнался за ней, но почему-то спрыгнул с мотоцикла и мотоцикл взорвался.
В санатории при немцах в Коктебеле был санаторий для психических больных. Летчиков и танкистов и всех больных немцы оставили. И эти немцы продолжают лечиться в закрытых палатах санатория и сейчас, и СМЕРШ узнал об этом совершенно случайно в разговоре с доктором, осматривавшим коменданта. Доктор сказал, что майор-комендант первентиновый наркоман, но он не знает об этом. И немцам тоже давали «первентин».
Кошкин как-то добрался до Коктебеля, пришел в какой-то дом, где был убит начальник снабжения санатория, заказавший кражу парашютного шелка. В зеркало увидел какую-то тень и дверь за ним закрылась. Причем дверной пробой был закрыт его ножом.

7 серия

Из-за двери немецкий голос позлорадствовал, что Кошкин попался и его сейчас сожгут, а в руку ему вложат бусину с буквой «Г».
Голос раскрыл замысел о запуске с горы планеров для совершения теракта в Ялте и поджег дверь. Загорелся первый этаж особняка рядом с санаторием. Везде стояли бочки с бензином и пожар получился славный.
Находка. Взорвался ящик с гвоздями и гвозди (похоже, сотка, 100 мм длиной), стали втыкаться в землю как копья.
Пожар увидели и личный состав комендатуры прибежал тушить его. Но начавшийся проливной дождь потушил пожар, а Кошкин освободился сам.
СМЕРШу попала в руки газета о процессе над сотрудниками Осовиахима (ДОСААФ), где руководителем следственной комиссии был Михаил Рябченко, будущий генерал, похищенный бандитами.
СМЕРШ осматривает подвалы Юсуповского дворца, превращенные в тюрьму. В одной из камер бывший тюремщик, работавший тюремщиком во все времена. Он рассказал о побеге заключенного Комиссарова вместе с охранником. В камерах автоматика и замки магнитные. И при Врангеле тоже так же таинственно сбежал один заключенный. Михаил Рябченко.
Органщик пришел в себя и рассказал, что он видел разыскиваемые четки и слышал голос хозяина. Это был Михаил Рябченко.
Бандиты с генералом укрылись в пещере. Ожесточенная перестрелка. Эсэсовец Гольц стреляет из фаустпатрона в пещере (при выстреле из винтовки в пещере люди могут оглохнуть, а фаустпатрон стреляет как пушка, там все живое может погибнуть). Он как бы уничтожил всю поисковую группу СМЕРШа, не видя, что остался жив ее командир. Сбив из автомата сталактит, бандиты ранят им командира поисковой группы. И тут генерал стреляет в Гольца из пистолета. И тот перед смертью называет его по кличке Лосось. Рябченко-Лосось хотел убить раненного командира, но вовремя подоспевшие свежие бойцы СМЕРШ снайперским выстрелом выбивают пистолет из его рук и арестовывают.
Рябченко оказался причастным к уничтожению арсеналов в Крыму. Там он был контужен при взрыве складов и сдался немцам. Но немцы подбросили его к партизанам вместе с будущим комендантом Коктебеля, которому немцы сделали операцию по изменению памяти.
Вся операция с похищением должна была отвести от Рябченко подозрения органов безопасности. И генерал бы руководил операцией по уничтожению тройки лидеров антигитлеровской коалиции.
Спасшийся обгоревший Кошкин оказался у Тышлера, который оказался бывшим капитаном пограничных войск, Александром Сомовым, которого обвинили в паникерстве, назвали немецким шпионом и посадили в Севастопольскую тюрьму. В 1941 году он, командир пограничного батальона «вырвался из Кишинева с винтовкой и при погонах».
Рябченко в СМЕРШе сразу стал давать признательные показания о своей деятельности, начиная с его вербовки германской разведкой. «В те годы только дурак не сотрудничал с германской разведкой». И о побеге из камеры через подземный ход. Ключом к подземному ходу было распятье с магнитами.
Рябченко видел старик Вилкин, сотрудничавший с Комиссаровым-Юнкером. Рябченко же убил гречанку, видевшую, как он поджигал дом Вилкина.
В дом к Сомову-Тышлеру прибежала капитан медслужбы и стала влюблять в себя Кошкина. Но Кошкин отправил ее с донесением в СМЕРШ, а сам с Тышлером-Сомовым вооружился до зубов и отправился на опасное задание.
СМЕРШ по информации Рябченко открыл потайной ход из секретной камеры. Там они нашли труп Комиссарова-Юнкера, которому Рябченко помог бежать из большевистской тюрьмы, зная, что выход из тоннеля завален. Взяв в руки распятье-ключ, Рябченко вкалывает себе цианистый калий потайной иглой в кресте. И пытается что-то сказать, указывая на труп.

8 серия

А в это время на даче Юнкера говорящие по-немецки люди с автоматами ППШ и в советской солдатской форме уже ждут Кошкина и знают, что ему нужна рация. А о рации он говорил только капитанше медицинской службы.
От Кошкина до группы СМЕРШ рукой подать, но данные, переданные по радио, всегда важнее, чем сообщенные устно.
Идет проливной дождь и Кошкин с Сомовым-Тышлером ползут к даче Юнкера, где их уже ждут.
С двумя пистолетами «по-македонски» Кошкин врывается на дачу и начинает искать врага.
Кошкин стоит у гипсокартонной стенки и диверсант втыкает кинжал прямо у шеи нелегала. Повезло. Отделался только порезом шеи. Зато Кошкин натыкается на ловушки и поражает кинжалом портновский манекен. Затем ему прямо под ноги подкатывают оборонительную гранату Ф-1 (радиус разлета осколков 200 м) и она взрывается как выстрел от портативного огнемета. А противника все не видно.
Маточкин поднимает «в ружье» комендатуру и ведет на штурм дачи Юнкера. Дача Юнкера превращается в дворец, с крыши которого пулеметчик ведет огонь по атакующим. Но Кошкин стрельбой с двух рук из пистолетов в дожде и в темноте «снимает» пулеметчика с крыши.
Кошкин снова на даче. Он идет по второму этажу, а прямо под ним «супостат» с автоматом, готовый прошить его очередью по-американски снизу вверх. Под дулом автомата он спускается вниз и получает пулю, а в это время Маточкин начинает штурм дачи.
В составе атакующих и друг детства или знакомый по прежним временам член преступной группировки отдыхающих лейтенант Коля Вершинин, которому Кошкин подарил нож с дарственной надписью, стреляет в Кошкина и это последнее что увидел Кошкин.
А в это время член преступной группировки отдыхающих по фамилии Бабаев пытается изнасиловать капитана медслужбы на берегу моря, на откосе, но получает от нее пулю.
Кошкин в госпитале и разговаривает со своим начальником. А на соседней кровати лежит Коля Вершинин, который застрелил героя Маточкина, пытавшегося убить Кошкина. Прямо под геройскую звезду ему влепил пулю.
И тут в палату входит капитанша медицинской службы. И ничего особенного не сказала. Только про сломанный ноготь.
Кошкин со сломанной ногой на костылях, в пехотной фуражке и в парадной шинели с черными петлицами вместе с начальником осматривают убитых в ночной операции диверсантов. Бабаев лейтенант сын репрессированного.
У убитого Маточкина вообще непонятный статус. То ли наш, то ли не наш.
Планеры вывезли с горы и хотят переделать на теплицы.
Один из начальников СМЕРШа показал Кошкину как действует магнитный крест. При помощи его он открыл тайник сразу за органом. И там хранятся сильные отравляющие вещества, которыми могли уничтожить важных гостей Крыма. Но при химическом анализе оказалось, что это совсем не ядовитые вещества.
В клинике коменданту Коктебеля восстанавливают память. И кто-то в медицинском халате устраивает короткое замыкание, убивающее коменданта.
Кошкин со сломанной ногой очень хорошо переспал с капитаншей медицинской службы. Ожоги у него уже сошли. Чудеса медицины того времени.
Служба охраны, оказывается, не тянула с ликвидацией диверсантов, а выжидала. Целых три месяца.
Кошкин в парадной шинели с черными петлицами лежит в кровати капитанши медслужбы и вдруг слышит игру органа. Играет вылечившийся органист. Он назвал себя Генрихом Юнкером и стал посвящать Кошкина в тонкости проводимой им операции. Ему удалось спастись в 30-е годы, а в подземном ходе остался охранник. Юнкер похудел от голода и пролез сквозь щели в заваливших проход камнях.
Юнкер уже подготовил терракт в Ливадии на встрече лидеров трех государств антигитлеровской коалиции. Немецкая разведка знала о встрече еще тогда, когда Крым не был освобожден советскими войсками (какой дурак будет назначать встречу на оккупированной и еще не освобожденной территории???).
Основная операция – усыпление бдительности советских спецслужб. Поэтому и подсунули СМЕРШу через убитого военного корреспондента гражданской газеты ложные следы и ложные трофеи. Диверсант Кошкин. Липецкое дело. И тут Юнкер стал представлять Кошкину своих помощников в костюмах противохимической защиты (попросту – ПХЗ) – лейтенанта Колю Вершинина, завербованного в 1939 году, ординарца коменданта Петрушу – унтершарфюрера СС Петра Холодова, инструктора по диверсионной работе в разведшколе в Лиепае, нового военного корреспондента гражданской газеты лейтенанта Белозерского (который убил патера Винцеля за то, что он знал Генриха Юнкера, и привел СМЕРШ к трупу заместителя коменданта капитана Сапеги как убийцы патера), этого просто позвали с собой и он пошел, заика Фельдман, который был то ли комиссаром санатория, то ли контуженным массовиком-затейником, самого ценного человека – лейтенанта Щупкина, спрятанного в дурдоме, и просчитался Юнкер только с Бабаевым, дитем гор, которого подвела гнусная похоть.
– Почему не убили меня? – спросил Кошкин.
– С вашей помощью я захватил этот поселок и расставил на ключевые должности своих людей, – гордо ответил Юнкер.
– А зачем вы нам сдали генерала Рябченко? – спросил Кошкин-Рощин.
– Он прекрасно поработал в Севастополе в начале войны, но кто бы смог привести вас в мой старый тайник и тем самым вычеркнуть меня из списка живых, – вопросом на вопрос ответил Юнкер. – И не тот тайник вы нашли.
Он открыл другой тайник при помощи сложной гаммы на органе. В открывшейся нише лежал новый химический препарат – заман.
Кошкина привезли на плато с планерами и рассказали, что старые планеры использовались для отвлечения, а старик Вилкин разработал новый летательный аппарат, который должен лететь с грузом.
От Кошкина требуется ответить на звонок и сказать, что «небо чистое». И если он этого не сделает, то они убьют капитаншу медицинской службы.
Но Кошкин гордо сказал, что она уже давно мертва. «Комендант вспомнил врача в белом халате – гауптштурмфюрера СС (капитана) доктора Юнкер».
Оказалось, что это была дочь органиста и шпиона Юнкера.
Когда взбешенный Юнкер хотел выстрелить в Кошкина, его обезоружил один из его «помощников», разгружавших машину с химическими снарядами. Куда делись ранее представленные персонажи и помощники Юнкера, история умалчивает.
Кошкин гордо сказал, что он с ноября месяца терпел их всех, ожидая от них действий.

Резюме

Если я скажу, что это бред сивой кобылы, то это будет плагиатом, потому что это уже говорили про роман товарища Кожевникова «Щит и меч».
СМЕРШ и другие спецорганы представлены здесь умными дураками или глупыми умниками.
Самым умным оказался Генрих Юнкер, который в течение нескольких десятков лет водил за нос и компартию, и органы безопасности, а сейчас он же собрал вместе и СМЕРШ, и службу охраны, чтобы под носом у них провести самую громкую операцию текущего столетия.
В условиях военного времени все прибывающие военнослужащие кроме документов проверяются и другими способами и для этого есть специальные представители не только военной контрразведки, но и органов СМЕРШ, МГБ и НКВД. А немцы и прибалты на освобожденных территориях это вообще объекты для изучения номер один.
И чтобы органы не выявили такое скопление немецкой агентуры и диверсантов? Этого не может быть потому, что этого быть не может. Ни одна контрразведка мира не допустила бы такой ляп.
Даже человек, не разбирающийся в тонкостях работы спецслужб, но регулярно смотрящий детективные фильмы и читающий детективные романы скажет:
– Ну, ребята, вы и накрутили.
В принципе, в четыре серии можно было создать добротный детектив на эту тему, который заслужил бы одобрение со всех сторон.
А так, это фильм для американцев. Стрелялка. Им про нас что ни покажи, все на ура пойдет в копилку про русскую агрессивность и тоталитаризм.